Как ярый противник фермерства создал собственное КФХ, сохранил семеноводческую станцию и стал главным спонсором станицы

Опубликовано maint - чт, 27/06/2019 - 16:25

фермерЕгорлыкский – единственный в области район, где вся земля в своё время была поделена между крестьянами, сюда не пришёл ни один холдинг – 100% фермеров. Поэтому на просьбу подсказать героя замглавы администрации по сельскому хозяйству Анатолий Абрамов, не задумываясь даже, с ходу назвал с десяток имён, собрался продолжить, сделал короткую паузу и вернулся к № 1 в своём «списке».

– Знаете, перечислять могу долго, конечно, однако лучше Ивана Михайловича Ткача всё равно не найти. Кстати, он единственный на Дону занимается производством семян многолетних трав.

Трава дороже сахара

Вот говорят, хозяйку судят по порогу. С фермерами абсолютно та же история: производственная база, офис – уже показатель, что происходит на полях. Очень это взаимосвязано даже с урожайностью. Участок, где размес­тились контора КФХ и ООО «Егорлыкская семеноводческая станция», а также, собственно, её производство, облагораживают окраину станицы. Хозяин, высокий, стремительный, с низким бархатным голосом, размашисто (почему-то кажется, как Пётр I) шагает по дорожке, поясняя по ходу:

– Сквер посадили в честь «взятия» Крыма. Липы, берёзы, рябины… Базу семеноводчес­кую выкупил лет пять назад, а возглавлял её с 2003 года. Здесь глаз было некуда положить – всё в развалинах. Ангары новые построили, кругом крыши перекрыли, отмостки поделали и т. д., и т. д. Я прям во вкус вошёл, строителя в себе открыл. И мне это нравится.

В далёкие советские времена, когда выделили системы элеваторов, создали сеть семеноводческих станций, в том числе по травам. Колхозам и совхозам доводились планы по производству люцерны, суданки, костра, но перерабатывающей техники у них не было, так что скошенную траву ворохами свозили на станции, где путём сложной технологии уже доводили до ума. На Дону было три таких станции. Теперь от Каменской не осталось и следа, Зимовниковская сгодилась под гаражи, подобная участь не миновала бы и Егорлыкскую, не попади она вовремя в добрые руки фермера.

– В прошлом году самой рентабельной культурой из всех оказалась люцерна на семена, – рассказывает Иван Михайлович. – Ни сахарная свёкла, ни подсолнечник, ни кукуруза, ни пшеница. Элита шла по 250 рублей за килограмм. А она мне дала 5,5 ц/га, хотя учёный, когда я брал в Зернограде супер­элиту Манычскую, напутствовал: «Ваня, 100 кг с гектара – это нормальный урожай».

– Ого, дороже сахара! Так вы оказались в шоколаде?

– Не очень, потому что площадь была небольшая. Сейчас буду расширять значительно. Многолетние травы займут не менее 20%. Я сегодня обрабатываю 2 200 га, вот 400 будут под многолеткой. Ещё 10% – под горохом, он, к сожалению, созревает одновременно с озимкой, приходится технику спешно снимать с зерновых. Зато какая после него пшеница – залюбуешься!

– А от люцерны ещё и сено?

– По большому счёту, сено – проблема для нас, оно не нужно. Но первый год люцерну обязательно скашивать. Тюкуем, продаём. Вот новый навес для сена на тысячу квадратов строим.

Собственной земли у семстанции никогда и не было. Так что симбиоз с фермерским хозяйством оказался более чем удачным решением. Бывает, что сдают растениеводы не обмолоченные семена на доработку. Однако теперь госпланы не доводятся. И если бы не КФХ Ткача, неизвестно, где бы донские сельхозпроизводители закупали семена.

Конечно, Ростовской областью сбыт не ограничивается. Покупают краснодарцы, воронежцы, белгородцы, приезжают из Чечни, Дагестана, Белоруссии, Азербайджана. Теперь заграница семье Ткач стала во всех смыслах ближе. С супругой Еленой Викторовной Иван Михайлович объездил едва ли не всю Европу, побывали и в Азии на отдыхе, и Африку посмотрели. А когда затевали свой бизнес, никто не знал, что впереди.

То, что нас не убивает, делает сильнее

К 36 годам выпускник Азово-Черноморской сельхозакадемии сделал успешную карьеру. Счастливо женат, отец двоих детей, семь лет, как главный инженер райсельхозуправления. Опыт, силы, энергия – всё при нём. А на дворе 1991 год.

– И вот пошли фермеры первой волны. Тогда землю всем давали. Вот её и набрали все кому не лень. Люди некомпетентные, далёкие от отрасли. Их сегодня никого и не осталось в деле. Я был ярым противником фермерства, потому что к этому времени мы технически насытили хозяйства. Я как инженер отвечал за район. Создавались арендные звенья, развитие было, народ заинтересовался в итогах работы. Простые колхозники стали получать больше руководителей. Кому понравится? Начали прижимать.

На Ивана Ткача огромное впечатление произвёл успех главного агронома колхоза «Родина», в котором он некогда тоже трудился. Взяв землю, специалист увёл за собой шесть механизаторов. Техники не было, но первопроходец знал, что приятель-управленец всегда выручит: поможет достать и трактор, и комбайн, и всё что нужно. По итогам года агроном всем своим работникам купил по машине. А чиновник сделал вывод, что и сам мог бы отлично справиться с работой на себя. Но и с этим убеждением продолжал оставаться в государственной упряжке, пока не подвернулся случай, счастливым который никак не назовёшь. Что б мы так знали, что нам даётся во вред, а что во благо.

– Приходит в район новый глава и объявляет меня «красно-коричневым». Возвращается от него мой начальник расстроенный: «Иван Михайлович, поступила команда с вами расстаться». А подловить инженера на какой-либо мелочи – плёвое дело. И тут я узнаю, что завтра старая администрация проводит конкурс на создание крестьянского хозяйства. За вечер подготовил выступление, подал заявку на участие и выиграл 140 га земли в аренду на 10 лет. Позже я её выкупил. И так я стал фермером. Поле за 20 км, в лимане, затапливается. Но ничего, господь бог первые три года не топил нас, и этого времени хватило, чтобы стать на ноги.

– Получается, глава-недоброжелатель ваш крёстный в бизнесе?

– По большому счёту, да, – весело соглашается собеседник.

Для приобретения техники пришлось брать миллионные кредиты, что психологически после советских цен и доходов выбивало из реалий.

– Никто не знал, что впереди. Это сегодня как-то ясно, а 27 лет назад вообще было ничего не понятно. Помню, как делили поле на паи по 7,7 га. Забили колышки. Я тогда достал бутылку водки, разлили на всех по капельке, пожелали друг другу успехов. Сегодня из 20 этих человек остался один я. Когда в моё КФХ влился со своими 160 га бывший председатель колхоза, у которого я работал когда-то инженером, он заметил: «Так тебе, Ваня, тяжелее, чем мне было в колхозе, у меня хоть было много специалистов, а ты кругом один».

Пахал, сеял, убирал, возил. Ну, не только сам, были и помощники-механизаторы. Вот только ответственность за всё лежала, безусловно, на нём.

Как за каменной стеной

– В этом году 40 лет как мы женаты, – поясняет Иван Михайлович, знакомя с супругой. – Отпразднуем – и развожусь, – на шутку мужа Елена Викторовна молча улыбается, а он тут же, забыв, что собрался разводиться, перечисляет счастливые семейные вехи: – Познакомились на её день рождения, поженились – на мой. Так я теперь вынужден делать жене подарки и на её день рождения, и на свой, и на 8 Марта.

Пошутили. На том стоят. Даже самые трудные первые шесть лет стараются описать без надрыва. Держали свиней, птицу, корову, доить её научился и Иван Михайлович.

– Себе ничего не покупали. Всё заработанное вкладывали в фермерское хозяйство. Шесть лет донашивал инженерское, вплоть до носков. Чтоб выехать с детьми на море – и мечтать не приходилось.



Но даже маленькие ещё на тот момент дети понимали: так надо. Юля училась на одни пятёрки, чтоб поступить в мединститут и стать врачом, как дедушка. А Вася сызмалу умел уже совладать с любой техникой. Когда пришла пора определяться с выбором профессии, родители авторитетом не давили, но, в принципе, были рады, что пошёл по стопам отца. Теперь Василий Иванович главный инженер и в фермерском хозяйстве отца, и на семстанции, и небольшое собственное КФХ создал. Чтоб тренироваться в бухгалтерии, поясняет отец. Тут уж наставником мама. Елена Викторовна долго проработала главным бухгалтером райфин­отдела, параллельно вела дела мужа, хоть и был в КФХ наёмный бухгалтер. С цифрами не расставалась ни днём ни ночью, пока в один прекрасный момент муж не потребовал уволиться с чиновничьей должности. Теперь, говорит, супруга ничего не делает: на ней только дом, готовка, стирка, внучки Валерия, Ульяна и Виктория, двадцать соток домашнего сада с сорока плодовыми деревьями – детище Ивана Михайловича, бухгалтерия двух предприя­тий – и, в общем-то, всё.

Глядя на родителей-трудоголиков, такими же выросли и дети. Хотя воспитательные моменты присутствовали и помимо личного примера. Напутствуя Василия на поступление в вуз, отец предупредил:

– Давай договоримся так: если тебя отчисляют или ты уходишь в академ, завтра ровно в 6 часов утра ты будешь призван в ряды российской армии, послезавтра ты будешь уже копать окопы. Ты меня понял? Отмазывать не буду. Закончил успешно. Хороший инженер, я доволен.

Но нет-нет да придерётся отец. Сам прошёл эту школу, знает все тонкие места в работе инженера. На это Василий резонно парирует: «Папа, я заканчивал школу, у нас было пять параллелей человек по 25 в каждом классе. Я один работаю в сельском хозяйстве. И ты же меня ещё ругаешь».

Такие сценки – скорее ритуал. Как и мама, сын понимает: за отцом они – за каменной стеной.

Не бывает чужих детей, не бывает чужой беды

Семь лет Иван Ткач возглавлял районную АККОР, ещё когда насчитывалось 1 580 егорлычан-фермеров. Сейчас вдвое меньше. Тенденция нормальная: кто-то сходит с дистанции, кто-то расширяет своё хозяйство. Одно только печально, по мнению первопроходца: зачастую его коллегам некому передать налаженное предприятие. Да и с кадрами механизаторов в сёлах всё проблемнее. Правда, это не случай их семьи. Зарплата в коллективе выше среднероссийской. Условия труда комфортные. Техника обновляется постоянно. В свою очередь, и работники стараются. Легко переучились, пересев с ДТ-75 на нафаршированные современной электроникой «Джон Диры». За машинами следят под руководством двух инженеров. Так что зима не для ремонта, а для отдыха: с ноября по март. Как водится, средний возраст коллектива солидный – золотая середина века. Но и молодёжь вливается. Как-то пришёл с просьбой бывший работник-пенсионер: «Михалыч, возьми сына к себе. Но прав у него нет, да и специальности никакой. Ты из него человека сделаешь». Парень пришёл с браслетом на ноге. По хулиганке обзавёлся «украшением». Не без вызова предупредил:

– А у меня тормозов нет.

– Женат? – спрашиваю.

– Женат.

– Дети есть?

– Дочка.

– Какие тебе ещё тормоза надо? Какие тормоза? Я найду, какие спицы в колёса вставить. Не переживай. Обучили. Стал механизатором, водителем, сейчас на погрузчике работает. Недавно семья получила квартиру.

И этот случай не единичный, когда чужие проблемы решает Иван Михайлович, как свои. Тому свидетельством отдельная комната в конторе, где три стены сплошь увешаны дипломами, грамотами, благодарностями, полки ломятся от кубков. Ткач-старший – заслуженный работник сельского хозяйства РФ, трижды признавался лучшим фермером Ростовской области, лучший управленец Дона, почётный гражданин Егорлыкского района, имеет три медали ВДНХ, несколько архиерейских грамот от митрополита Ростовского и Новочеркасского и от архиепископа Сальского и Волгодонского, лауреат премии «Бизнес Дона», часть благодарностей лежит ещё стопкой, среди развешанных есть благодарность от депутата Госдумы РФ  С. Говорухина. А сколько «спасибо» слышал он лично, наверное, не сосчитать. Иван Михайлович говорит, что земля дана господом богом нам всем, и раз зарабатывает он на ней, должен делиться.

– У меня есть подшефная школа, садики, ветераны – уже лет десять как они меня включили в свой совет, спонсирую ансамбль «Станица». Одеваю их с ног до головы. Костюмы недавно проплатил – 157 тысяч рублей. Чего им только ни покупал: кофточки, юбочки, чепчики, туфли, сапоги. Они очень талантливые.

Не успели мы уехать, пришли преподаватели спортивной школы.

– Иван Михайлович, ну, нам опять без вашей помощи не обойтись.

– Сколько?

– 15 тысяч. Нужно девочек экипировать, едем на соревнования в Тольятти. Уже 18-й Международный детский фестиваль гандбола. В прошлом сезоне благодаря вам наши детки вернулись с победой.

Надо сказать, что меценатство не только держит егорлыкскую ДЮСШ на плаву, оно куёт чемпионов. Алина Долгих – чемпионка мира по гандболу, в Тольятти регулярно отбирают себе пополнение из егорлыкских гандболистов российские сборные и школы олимпийского резерва.

Пятьсот-семьсот тысяч рублей ежегодно выделяет предприниматель на поддержку разным категориям земляков. Особняком в этом списке больные раком. Лечение дорогое. Иван Михайлович понимает: если пришли к нему, значит, уже все резервы исчерпали, значит, больше идти людям некуда.

Отчисления на строительство музейного комплекса «Самбекские высоты» стали ежемесячными и обязательными. Пожертвования храмам тоже регулярные.

Воздастся по делам

Этот год растениеводов майскими дождями побаловал. Не обошёл он, разумеется, и поля Ткача. Но случалось и так: небо даровало ему индивидуальный полив.

– В 2007 году засуха была повсеместная. Район получил подсолнечника по 7-8 ц/га. У меня проходит локальный дождь в радиусе буквально 5 км – накрывает мои поля, я получаю 30 ц/га. А подсолнечник тогда, как и доллар, стоил 24 рубля, трактор «Джон Дир» – 3 млн 800 тыс. рублей. Сейчас о таких соотношениях только мечтать. Я секрет скрывать не стал: ребята, говорю, вносите на храм – и у вас будет дождь.

Щедрость, трудолюбие, умение хозяйствовать, лесополосы, в конце концов, – гарантия высоких урожаев предприятия.

– За последние пять лет средняя урожайность озимой пшеницы у нас вышла 59 ц/га, на отдельных полях и 72 получалось. А после люцерны урожай выше, чем по парам, до 89 ц/га.

Источник: Agrobook.ru

Купить роторную косилку для заготовки кормов

Назад на страницу Новости сельского хозяйства